Наскальный буйвол. Майское письмо инвесторам Pantera Capital

«The Times 03/янв/2009 Канцлер готов во второй раз предоставить банкам государственное субсидирование», – c этого начинался Биткойн. Биткойн был создан в ответ на предыдущий финансовый кризис. Сатоши Накамото был обеспокоен тем, что правительства постоянно спасают состояние богатых акционеров, раз за разом печатая новые деньги. Сатоши создал такую форму денег, ценность которых не может быть размыта таким образом. Люди во всем мире теперь получили возможность сохранять свои доходы в биткойне, не опасаясь, что они будут обесценены посредством печати чрезмерного количества денег.

Сатоши включил приведенный выше заголовок из (лондонского) The Times в первый блок Биткойна – так называемый генезисный блок.

Самое известное предложение в первом абзаце Книги Бытия – «Fiat lux», что по-латыни означает «Да будет свет». Биткойн несет свет в запутавшийся мир обесцененных бумажных валют, банковского частичного резервирования и фискальной политики, выгодной для богатейших людей и лоббистских групп. Когда через пятьдесят лет мы оглянемся назад, я думаю, что Биткойн будет восприниматься нами как одно из самых позитивных новшеств нашей эпохи.

Божества могут просто приказать – и все будет сделано. Смертные так не могут. Вы не можете приказать, чтобы фиатные валюты имели или, точнее, сохраняли свою стоимость. Чем больше смертных связывается с фиатными валютами, тем больше те теряют свою покупательную способность. На графике ниже показана стоимость основных фиатных валют по отношению к золоту – активу/элементу, количество которого не может быть увеличено по чьей-то воле.

Как наскальные рисунки эпохи палеолита в пещере Ласко, это самое раннее искусство биткойн-сообщества – сам генезисный блок:

Это не наскальный буйвол, но тоже по-своему красиво.

 

«Биткойн родился в условиях финансового кризиса. В новом кризисе он достигнет зрелости».

Дух Сатоши по-прежнему жив. Последний блок перед халвингом содержит следующее сообщение:

Блок 629999:

«NYTimes 09/апр/2020 План ФРС о вливании 2,3 трлн $ значительно превосходит масштабы спасения 2008 года»

Это был очень крутой ход со стороны майнингового пула F2Pool, верифицировавшего/»добывшего» этот блок. Основатель F2Pool Ван Чун сказал в интервью:

«История повторилась. Из-за коронавируса была инициирована еще одна продолжающаяся волна спасательных мер, аналогичная той, что Сатоши наблюдал в 2008 году».

А руководитель отдела технического обслуживания F2Pool Цинфэй Ли добавил также:

“С изменением глобальной экономической конъюнктуры центральные банки разных стран стали проводить агрессивную политику количественного смягчения. Мы видим, что проблемы, на которые обращал внимание г-н Сатоши Накамото, по-прежнему существуют и после кризиса 2008 года только усугубляются».

Событие, вызвавшее гнев Сатоши, было настолько шокирующим для редакторов The Times, что на него отвели всю первую полосу газеты.

Полный контекст выглядит так:

«12 января 2009 года британское правительство объявило о втором пакете мер по спасению банков на общую сумму не менее 50 миллиардов фунтов стерлингов в качестве ответа на продолжающийся мировой финансовый кризис».

Надо сказать, что я скучаю по тем причудливым старым временам, когда кого-то могло всерьез разозлить спасение банков в объеме 50 миллиардов фунтов стерлингов. Причем настолько, чтобы в ответ запустить движение на 50 миллионов человек.

Неограниченное количественное смягчение

Теперь мы существуем в совершенно иной реальности. Одно только правительство США теперь печатает по 50 миллиардов долларов каждые четыре дня. В недавнем 60-минутном интервью председатель Федеральной резервной системы Джером Пауэлл совершенно ясно дал понять, что нет совершенно никаких границ тому, какое количество денег они готовы напечатать:

«Что ж, мы можем сделать намного больше. До сих пор мы делали все, что могли, в рабочем порядке. Но я уверяю вас, что наш арсенал средств и запас прочности и близко не исчерпан. На самом деле нет пределов тому, что мы можем сделать с кредитными программами, которые у нас есть…

 

Эта экономика непременно восстановится, хотя это может занять какое-то время. Это может занять время, растянуться до конца следующего года – мы точно не знаем.

 

Если предположить, что второй волны коронавируса не случится, я думаю, вы и сами увидите, что во второй половине этого года экономика будет неуклонно восстанавливаться.»

Я обеспокоен тем, что эти слова исходят от действительно умного управляющего центрального банка. Кажется очевидным, что нет никаких шансов на то, что экономика так быстро восстановится до своих рекордных уровней. После рецессии 2008–2009 годов потребовалось три года на то, чтобы ВВП вернулся к своему докризисному уровню. Нынешняя ситуация с пандемией намного масштабнее и сложнее.

Наш старший советник и мой бывший партнер по Tiger Management Рон Глэнц считает, что во втором квартале реальный ВВП упадет на беспрецедентные -41% в отношении годового темпа с учетом сезонных колебаний (SAAR), в сравнении с -5,0% SAAR в первом квартале. И хотя экономика должна восстанавливаться исторически высокими темпами, начнем восстановление мы настолько далеко от прежнего уровня, что, вероятно, потребуется четыре года на то, чтобы ВВП вернулся на те уровни, на которых он был в четвертом квартале прошлого года, перед тем, как вирус поразил нашу экономику.

Точно так же и восстановление годового ВВП до уровней прошлого года, как представляется, займет те же четыре года.

На графике выше показано изменение реального ВВП после рецессии 2008–2009 гг. и вероятная траектория восстановления после нынешнего падения. На следующем показан уровень экономической активности.

Влияние на крипторынок

Для меня как трейдера это означает, что дальше неизбежно последует больше политических мер. Если нынешний политический курс основан на уверенности в том, что ВВП вскоре установит новые максимумы, то принимаемые меры, скорее всего, окажутся недостаточными и ситуация потребует принятия дополнительных пакетов фискальных и денежно-кредитных мер.

Читайте также:  Когда фиатная валюта умирает

Похоже, что неизбежный вывод заключается в том, что эта многократная и буквально ничем не ограниченная фискальная и денежно-кредитная экспансия должна резко увеличить количество фиатных денег, необходимых для покупки товаров или активов, в отношении которых такое количественное смягчение невозможно – таких как Биткойн и другие криптовалюты.

Доходы компаний, по оценкам, снизились примерно на -70%. И то, что S&P 500 упал всего на 6%, является наглядным доказательством того, что дополнительные деньги вливаются в систему со страшной силой. S&P 500 находится выше своего уровня девять месяцев назад. Но девять месяцев назад мир выглядел гораздо лучше, чем сегодня.

По мере принятия все новых пакетов стимулирующих мер, цены на криптоактивы, вероятно, будут расти, и намного.

 

В качестве отступления, есть очень хорошо выполненный график от Федерального резервного банка Атланты, показывающий изменение в мышлении среди экономистов и сопоставленный с оценкой ВВП ФРС Атланты в реальном времени. Эта оценка основана на таких экономических данных, как потребительские расходы, чистый экспорт и государственные расходы. Экономисты довольно медленно приходили к пониманию масштабов этого кризиса. Однако весь спектр текущих прогнозов экономистов все еще находится выше той точки, где 10 самых пессимистичных экономистов касаются прогноза ВВП ФРС Атланты.

Их текущий прогноз составляет -43% SAAR, и это очень близко к нашему.

График ФРС Атланты: https://www.frbatlanta.org/cqer/research/gdpnow.

 

Пол Джонс идет в крипто, объем торгов фьючерсами на CME растет

В мартовском письме инвесторам (перевод можно прочесть здесь) мы писали:

«Мое предположение заключается в том, что институциональным инвесторам потребуется 2–3 месяца на то, чтобы оценить проблемы своих портфелей в их нынешнем виде. Еще 3–6 месяцев уйдет на изучение новых стратегий и возможностей, таких как проблемные долги, особые ситуации, криптоактивы и т. д. А затем, когда они начнут размещать средства, целевые рынки начнут расти всерьез».

И это уже начинает реализовываться. Так, например, легендарный макроинвестор Пол Джонс объявил о своем вложении в биткойн. Вот выдержки из его письма инвесторам, озаглавленного «Великая денежная инфляция»:

«COVID-19 – это единственный в своем роде вирус, спровоцировавший беспримерную политическую реакцию во всем мире…

 

Одно можно сказать точно – что это увеличение денежной массы приведет к большому движению денежных потоков между активами…

 

Я не миллениал, инвестирующий в криптовалюту, которая очень популярна в этом поколении, а бэби-бумер, который хочет использовать открывающиеся возможности, и в то же время защитить свой капитал в постоянно меняющихся условиях. Один из способов это сделать заключается в том, чтобы убедиться, что я инвестирую в инструменты, которые в первую очередь реагируют на массовый рост мировой денежной массы. И учитывая, что Биткойн показывает положительную доходность в течение последних временных периодов, более глубокое погружение в него выглядит оправданным…

 

В конце концов, лучшая стратегия максимизации прибыли – это владеть самой быстрой лошадью. Просто вкладывайтесь в наиболее доходные активы и не слишком увлекайтесь интеллектуальной стороной, иначе вы рискуете остаться не у дел и наблюдать за спектаклем со стороны из-за того, что думали, что умнее рынка. Если бы я был вынужден делать прогноз, то я бы поставил на Биткойн…

Я не сторонник вложения исключительно в биткойн, но я признаю его потенциал в период, когда мы имеем самую неортодоксальную экономическую политику в современной истории. Поэтому нам нужно адаптировать инвестиционную стратегию с учетом этого. Мы обновили наш меморандум для инвесторов в фонд Tudor BVI, включив в него возможность торговли фьючерсами на биткойн в интересах фонда. Мы ограничили начальный максимальный уровень риска для покупки фьючерсов на биткойн небольшим процентом (однозначным числом) от чистых активов Tudor BVI, что представляется разумным…

 

Биткойн напоминает мне золото в то время, когда я только пришел в этот бизнес в 1976 году…»

Несложный ориентировочный подсчет позволяет определить, что речь может идти примерно о 400 миллионах долларов из 26 млрд $ активов под управлением Tudor BVI.

Объемы торгов фьючерсами на биткойн на CME могут служить замещающей переменной для уровня интереса институциональных инвесторов к Биткойну, и этот показатель растет. Открытый интерес по этому рынку в последнее время вырос до рекордных значений.

На нашей онлайн-конференции по случаю халвинга Биткойна сооснователь и CEO биржи Kraken Джесси Пауэлл подтвердил этот перелом в настроениях:

«В последние два месяца мы наблюдаем огромный всплеск регистрации новых аккаунтов со стороны институциональных инвесторов».

В эту новую эру неограниченного количественного смягчения было бы неосмотрительно не иметь позиции в Биткойне.

Один из участников задал вопрос о притоке глобальных макрохедж-фондов. Дэн Морхед из Pantera Capital отвечал:

«Отличный вопрос. У меня полно старых друзей из глобальных макрофондов, которые сейчас очень активны в блокчейн-сфере. Я думаю, это потому, что мы приучены искать возможности для больших асимметричных ставок. Всегда есть вероятность, что такая ставка не сработает и вы можете потерять свои деньги, но в случае успеха вы можете умножить свои вложения раз в двадцать.

 

И такие возможности открываются не так уж часто. Вот почему эта отрасль притягивает глобальных макротрейдеров. Пол Джонс – суперуважаемый инвестор, который занимается этим с тех пор, как сделал себе имя, открыв масштабную короткую позицию по S&P прямо перед крахом фондового рынка 1987 года. Он превосходный трейдер.

 

И это возвращает нас к вопросу о поколениях. Когда вы видите, как лучшие из представителей этого поколения принимают Биткойн, это уже нечто большее, чем просто увлечение миллениалов, верно?»

 

 

Источник

Leave a comment